Власти европейских стран все чаще подозревают Россию в причастности к диверсиям на объектах критической инфраструктуры и видят «российский след» в актах саботажа, но, как правило, не могут найти убедительных доказательств, чтобы напрямую обвинить Кремль. Об этом пишет The Wall Street Journal.

В качестве примера одной из таких диверсий издание приводит повреждение осенью 2023 года подводного газопровода Balticconnector, пролегающего в Балтийском море между Эстонией и Финляндией. Финские следователи связали выход газопровода из строя с судном Newnew Polar Bear, находившимся неподалеку в момент аварии. Зарегистрированное в Китае судно с российским экипажем вышло из порта Калининграда, пересекло линию газопровода в момент аварии, а затем пришвартовалось в Петербурге. Как выяснила The Wall Street Journal, изучив спутниковые снимки, на протяжении большей части пути его сопровождал атомный контейнеровоз «Севморпуть».

Когда Newnew Polar Bear вышло в следующий рейс и проходило у берегов Скандинавии, финские следователи, занимавшиеся расследованием причин повреждения газопровода, связались со своими норвежскими коллегами. Те хотели остановить судно и отправить его на проверку, но пришли к выводу, что у них не хватает доказательств. «Только через неделю или две у нас было бы достаточно улик, чтобы остановить и обыскать судно, но к тому времени было бы уже слишком поздно», — сказал WSJ норвежский чиновник.

Еще один пример — четырехчасовое нарушение железнодорожного сообщения на севере Германии в октябре 2022 года. По словам немецких следователей, были повреждены два кабеля, расположенные более чем в 300 километрах друг от друга, а сделавшие это люди были очень хорошо знакомы с устройством сети. В причастности к диверсии следствие также подозревает Россию. Но большого резонанса, как отмечает поговоривший с WSJ следователь, этот инцидент среди немецких пассажиров, часто сталкивающихся с задержками поездов, не вызвал.

По словам собеседников издания, выявить атаки, предпринимаемые в основном на морские энергетические объекты, транспортные сети и подводные коммуникации, становится все труднее из-за того, что Россия предположительно совершает их с привлечением гражданских лиц и коммерческих судов.

Исполнителей таких диверсий, как пишет WSJ, могут вербовать через телеграм или чаты популярных онлайн-игр, но чаще всего они даже не подозревают, что действуют в интересах России. В свою очередь, операторы коммерческих или рыболовных судов, оказывающихся рядом с критически важными подводными объектами в момент повреждения, редко имеют прямую связь с российскими властями. К тому же они охотно разговаривают со следствием и заявляют о своей невиновности. Кроме того, как отмечает WSJ, следователи и прокуроры должны соблюдать высокий стандарт доказывания по уголовным делам, принятый в европейских системах правосудия.

Некоторые чиновники, с которыми поговорила WSJ, полагают, что одна из целей Москвы при осуществлении подобных атак, приводящих к инфраструктурным сбоям, — посеять страх и недоверие. Они считают, что разумнее умалчивать о существующих подозрениях, чем выдвигать обвинения. Однако некоторые страны все же начали выступать с публичными предупреждениями — как, например, агентство безопасности Норвегии, которое планирует 21 мая опубликовать большой доклад с анализом угрозы российского саботажа. С резким заявлением выступило и НАТО, обвинившее Россию в усилении диверсионных кампаний, а также кампаний дезинформации и «других гибридных операций».

Европейские страны привели системы защиты критически важной инфраструктуры в режим повышенной готовности, увеличили штат сотрудников служб безопасности и разместили больше камер и датчиков на железнодорожных и морских объектах. В нескольких странах расследуется еще ряд инцидентов: в Польше задержали подозреваемого в работе на российскую разведку, который, по данным властей, планировал поджечь объекты во Вроцлаве, а немецкая прокуратура в апреле задержала двух граждан России и Германии, подозреваемых в шпионаже в пользу Москвы с целью срыва западной военной помощи Украине. Но от обвинений в адрес России, касающихся конкретных атак, европейские правительства воздерживаются, опасаясь обострения отношений с Москвой. К тому же такие атаки часто не соответствуют критериям, по которым их можно было бы признать актами военной агрессии, поскольку в них задействованы гражданские суда.

Несколько собеседников WSJ говорят, что с начала полномасштабного вторжения РФ в Украину российские исследовательские корабли, способные сканировать морское дно, нанесли на карту важнейшую подводную инфраструктуру вокруг Европы и определили потенциальные цели на случай конфронтации с НАТО. Такие же опасения есть у американских чиновников относительно подводных кабелей в Тихом океане.

Copy Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here