«Отстаивание суверенитета и территориальной целостности Украины жизненно важно для Европы и США»: О чем говорил Байден на Мюнхенской конференции по безопасности. Полный текст

Благодарю вас, господин посол. Я рад присутствовать здесь вместе с Ангелой и Эммануэлем. Мы только что провели часть утра — как это у нас в Вашингтоне — вместе. Но я хочу поприветствовать всех и поблагодарить вас — на Мюнхенской конференции за проведение этого специального заседания.

На протяжении нескольких десятилетий, как вы отметили, я участвовал в Мюнхенской конференции по безопасности. И в качестве сенатора США вместе со своими коллегам из числа представителей обеих партий, чтобы подтвердить важность трансатлантического партнерства. Трижды я принимал в ней участие в качестве вице-президента США, в том числе выступал с первым международным внешнеполитическим посланием администрации Обамы — Байдена в первые месяцы нашего пребывания у власти.

А два года назад, как вы заметили, когда я в последний раз выступал в Мюнхене, я присутствовал на конференции как частное лицо — я был профессором, а не выборным должностным лицом. Но тогда я сказал: «Мы вернемся», а я — человек слова. Америка вернулась.

Сегодня я выступаю в качестве президента Соединенных Штатов в самом начале своего пребывания на этом посту, и посылаю миру четкий сигнал: Америка вернулась. Трансатлантический альянс вернулся. И мы не оглядываемся назад, мы вместе смотрим вперед.

Все сводится к следующему: Трансатлантический альянс — это прочный фундамент, прочный фундамент, на котором строятся наша коллективная безопасность и наше общее процветание. Партнерство между Европой и США, на мой взгляд, является и должно оставаться краеугольным камнем всего того, что мы надеемся достичь в XXI веке, как и в XX веке.

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, отличаются. Для нас настал переломный момент. Когда я выступал перед вами как сенатор и даже как вице-президент, глобальная динамика изменилась. Нашего внимания требуют новые кризисы. И мы не можем уделять основное внимание только конкурентной борьбе между странами, которые угрожают разделить мир, или только глобальным вызовам, которые угрожают погубить нас всех вместе, если мы не будем сотрудничать. Мы должны заниматься и тем, и другим, работая слаженно с нашими союзниками и партнерами.

Поэтому я хотел бы отбросить все оставшиеся сомнения: Соединенные Штаты будут тесно сотрудничать с нашими партнерами по Европейскому союзу и странами всего континента — от Рима до Риги — для решения целого ряда общих проблем, с которыми мы сталкиваемся.

Мы по-прежнему поддерживаем цель создания единой, свободной и мирной Европы. США полностью привержены нашему альянсу НАТО, и я с удовлетворением отмечаю, что Европа увеличивает вложение средств в военный потенциал, который обеспечивает нашу общую оборону.

Вы знаете, для меня и для Соединенных Штатов, и для нас, мы будем соблюдать статью — мы будем придерживаться статьи 5. Это гарантия. Нападение на одного — это нападение на всех. Это наша непоколебимая клятва. И статья 5 была применена лишь однажды — после того, как 11 сентября против США были совершены теракты. Вы, наши союзники, присоединились к нам в борьбе с «Аль-Каидой» (террористической организацией, запрещенной в РФ, — прим. ред.), и США обязались тесно сотрудничать с нашими союзниками по НАТО и партнерами в наших дальнейших действиях в Афганистане.

Моя администрация решительно поддерживает дипломатический процесс, который идет полным ходом, и стремится положить конец этой войне, которая длится уже 20 лет. Мы по-прежнему стремимся к тому, чтобы Афганистан никогда больше не стал базой для подготовки терактов против США, наших партнеров и наших интересов.

Наши европейские партнеры также поддерживали нас в борьбе с ИГИЛ. Только на этой неделе министры обороны стран НАТО одобрили значительно расширенную миссию по проведению учебной подготовки и оказанию консультативной помощи в Ираке, которая будет иметь жизненно важное значение в ходе продолжающейся борьбы с ИГИЛ. Мы не можем позволить, чтобы ИГИЛ возродилось, восстановило свои силы и вновь стало угрожать людям на Ближнем Востоке, в Европе, в Соединенных Штатах и в других странах.

И пока США проводят тщательный анализ расстановки наших собственных сил во всем мире, я приказал приостановить вывод американских войск из Германии. Я также снимаю ограничение, наложенное предыдущей администрацией на количество американских войск, которые можно разместить в Германии.

Я знаю — я знаю, что на протяжении последних нескольких лет наши трансатлантические отношения были напряженными и подвергались испытаниям, но США полны решимости восстановить отношения с Европой, взаимодействовать с вами, вернуть себе наше положение надежного лидера.

Ранее сегодня, как уже упоминалось, я участвовал в первой встрече лидеров G7, где говорил об острой необходимости координации многосторонних действий по борьбе с COVID-19, глобальным экономическим кризисом, ускоряющимся климатическим кризисом и многими другими угрозами.

Достижение этих целей будет зависеть от решения ключевой стратегической задачи, а именно: США должны восстановить непоколебимые преимущества Америки, чтобы мы могли отвечать на сегодняшние вызовы с позиции силы. Это означает укрепление наших экономических основ, восстановление нашей роли в международных институтах, возвышение наших ценностей у себя в стране и выступление в их защиту во всем мире, модернизацию нашего военного потенциала при одновременном лидерстве в дипломатии, возрождение американской сети альянсов и партнерств, благодаря которым мир стал более безопасным для всех людей.

Знаете, я надеюсь, что наши коллеги-демократы присоединятся к нам в этой важнейшей работе. Наши партнерские отношения прошли многолетние испытания и укрепились, потому что они основаны на богатстве наших общих демократических ценностей. Они не являются транзакционными. Они основаны не на извлечении выгоды. Они построены на видении будущего, где каждый голос имеет значение, где права всех защищены и верховенство закона поддерживается.

Никому из нас не удалось добиться этого в полной мере — никому из нас не удалось полностью сформировать эту стратегическую концепцию. Мы продолжаем работать в этом направлении. И во многих странах, в том числе в Европе и в США, демократический прогресс находится под угрозой.

Я знаю многих из вас уже очень давно, и вы знаете, что я говорю то, что думаю, поэтому позвольте мне быть откровенным со всеми вами: мы находимся в разгаре фундаментальных дебатов о будущем и направлении развития нашего мира. Для нас настал переломный момент между теми, кто утверждает, что на фоне всех проблем, с которыми мы сталкиваемся — от четвертой промышленной революции до глобальной пандемии, — что автократия является лучшим путем развития, и теми, кто понимает, что необходима демократия — необходима для решения этих проблем.

Историки будут изучать это время и писать нем как о переломном моменте, как я уже сказал. И я верю, верю всем своим существом, что демократия будет и должна восторжествовать. Мы должны продемонстрировать, что демократия все еще может принести пользу нашему народу в этом изменившемся мире. В этом, на мой взгляд, и заключается наша мобилизующая роль.

Демократия не возникает случайно. Мы должны защищать ее, бороться за нее, укреплять ее, обновлять ее. Мы должны доказать, что наша модель не является пережитком нашей истории; это единственный лучший способ возродить наши надежды на будущее. И если мы будем взаимодействовать с нашими демократическими партнерами с твердой уверенностью, я знаю, что мы решим все проблемы и опередим всех соперников.

Мы должны вместе готовиться к длительному стратегическому соперничеству с Китаем. Одним из наших самых значимых действий, имеющих важные последствия, станет то, как Соединенные Штаты, Европа и Азия будут взаимодействовать, чтобы обеспечить мир и защитить наши общие ценности и продвигать наше процветание по всему тихоокеанскому региону. Конкуренция с Китаем будет жесткой. Я это ожидаю и я это приветствую, поскольку я верю в глобальную систему, которую Европа и США вместе с нашими союзниками в Индо-Тихоокеанском регионе так старательно создавали на протяжении последних 70 лет.

Мы можем доминировать в этой гонке в будущем. Но для этого мы должны иметь ясное представление том, какие для этого потребуются первоначальные инвестиции и партнерские отношения. Мы должны защищать — мы должны защищать пространство для инноваций, интеллектуальную собственность и творческий гений, который процветает благодаря свободному обмену идеями в открытых демократических обществах. Мы должны сделать так, чтобы блага, полученные благодаря экономическому росту, распределялись повсеместно и справедливо, а не только доставались некоторым.

Мы должны противодействовать экономическим злоупотреблениям правительства Китая и применяемой им тактике принуждения, подрывающим основы международной экономической системы. Все — все — должны играть по одним и тем же правилам.

Американские и европейские компании обязаны публично раскрывать информацию о корпоративном управлении — структурам корпоративного управления и соблюдать правила, сдерживающие коррупцию и монополистическую практику. Того же стандарта должны придерживаться и китайские компании.

Мы должны сформировать правила, которые будут регулировать развитие технологий и нормы поведения в киберпространстве, искусственного интеллекта, биотехнологий, чтобы они использовались для возвышения людей, а не для их подавления. Мы должны отстаивать демократические ценности, которые позволяют нам добиться всего этого, противодействуя все тем, кто придерживается монополистической практике и превращает репрессии в норму.

Это касается и того, как мы сможем противостоять угрозе со стороны России. Кремль атакует наши демократии и использует коррупцию в качестве инструмента для того, чтобы попытаться подорвать нашу систему управления. Российские власти хотят, чтобы люди думали, что наша система более коррумпирована или так же коррумпирована, как и их. Но мир знает, что это не так, в том числе и русские — граждане самой России.

Путин стремится ослабить европейский проект и наш альянс НАТО. Он хочет подорвать трансатлантическое единство и нашу решимость, поскольку Кремлю гораздо легче запугивать и угрожать отдельным государствам, чем вести переговоры с сильным и тесно сплоченным трансатлантическим сообществом.

Именно поэтому отстаивание суверенитета и территориальной целостности Украины по-прежнему жизненно важно для Европы и США. Именно поэтому борьба с вседозволенностью — вседозволенностью России и ее хакерскими атаками на компьютерные сети в США, по всей Европе и во всем мире — стала критически важной для защиты нашей коллективной безопасности. Проблемы, связанные с Россией, могут отличаться от проблем, связанных с Китаем, но они столь же реальны.

И дело не в противопоставлении Востока Западу. Дело не в том, что мы хотим конфликта. Мы хотим будущего, в котором все народы смогут свободно выбирать свой собственный путь без угрозы насилия или принуждения. Мы не можем и не должны возвращаться к рефлексивному противодействию и жестким блокам времен холодной войны. Конкурентная борьба не должна препятствовать сотрудничеству по вопросам, затрагивающим всех нас. Мы должны сотрудничать, если, например, хотим победить пандемию коронавируса COVID-19 во всем мире.

Мой первый президентский меморандум по вопросам национальной безопасности был посвящен активизации мероприятий в области здравоохранения и оказания гуманитарной помощи для борьбы с пандемией COVID-19, а также для совершенствования мер профилактики и подготовки к следующей пандемии.

Сегодня я объявляю, что США обязуются выделить два миллиарда долларов на программу ВОЗ «Ковакс» (COVAX), а также обещают выделить дополнительно два миллиарда долларов, чтобы убедить другие страны сделать то же самое.

Но даже сейчас, когда мы боремся за то, чтобы вырваться из когтей этой пандемии, новые вспышки лихорадки Эбола в Африке служат суровым напоминанием о том, что мы должны одновременно работать над тем, чтобы, наконец, обеспечить финансирование обеспечение санитарно-эпидемиологической безопасности, укреплять международные системы здравоохранения и создавать системы раннего предупреждения для профилактики, выявления и реагирования на будущие биологические угрозы, потому что они будут возникать и дальше. Мы должны взаимодействовать в укреплении и реформировании Всемирной организации здравоохранения. Нам нужно, чтобы в ООН была система, ориентированная на биологические угрозы, способная быстро реагировать на них.

Точно так же мы больше не можем откладывать — или делать самый минимум для решения проблемы изменения климата. Это глобальный экзистенциальный кризис, и мы все пострадаем от его последствий, если не решим эту проблему.

Мы должны немедленно активизировать работу по выполнению наших обязательств резко сократить выбросы, а также требовать друг от друга добиваться поставленных целей и ставить новые цели дальнейшего ограничения и сокращения выбросов.

Поэтому я как президент сразу же возобновил участие США в Парижском соглашении, и с сегодняшнего дня США официально снова являются участником Парижского соглашения, которое мы помогли подготовить.

В День Земли я проведу саммит лидеров стран, чтобы помочь странам, на долю которых приходится самое большое количество выбросов, активизировать действия в области ограничения выбросов и взять на себя более высокие обязательства, включая мероприятия по решению климатических проблем здесь, в Соединенных Штатах.

Я благодарен Европе за постоянное лидерство в решении климатических проблем на протяжении последних четырех лет. Мы должны вместе инвестировать в технологические инновации, которые позволят запустить нам чистую энергетику в будущем и создавать решения в области чистой энергетики для глобальных рынков.

Угроза распространения ядерного оружия также по-прежнему требует от нас подуманного дипломатического взаимодействия и сотрудничества. Чтобы свести к минимуму риск недопонимания и ошибок стратегического характера, нам необходима прозрачность и информационное взаимодействие. Именно поэтому США и Россия, несмотря на конкуренцию в других областях, продлили Договор СНВ-3 еще на пять лет, как только я занял свой пост — был приведен к присяге.

И именно поэтому мы заявили, что готовы возобновить переговоры с группой 5+1 по иранской ядерной программе. Мы также должны заняться проблемой дестабилизирующей деятельности Ирана на Ближнем Востоке, и мы будем работать в тесном сотрудничестве с нашими европейскими и другими партнерами.

Мы также будем взаимодействовать в вопросе запрета доступа к расщепляющимся и радиоактивным материалам, чтобы не допустить их приобретение или использование террористическими группировками.

Как видите, спектр проблем, которые Европа и США должны решать вместе, широк и сложен. И я очень хотел бы услышать, что скажут далее мои хорошие друзья и выдающиеся лидеры, канцлер Меркель, о том, что она думает о наших дальнейших совместных действиях.

Итак, позвольте мне в заключение сказать следующее: мы не можем допустить, чтобы неуверенность в себе помешала нам взаимодействовать друг с другом или с остальными странами мира. Последние четыре года были очень непростыми. Но Европа и США должны вновь уверенно повести за собой, с верой в наши возможности, с готовностью к нашему собственному обновлению, с доверием друг к другу и способностью Европы и США ответить на любой вызов, чтобы обеспечить наше совместное будущее.

Я знаю, что мы можем это сделать. Мы уже делали это раньше. Только вчера — после семимесячного полета на расстояние в 300 миллионов миль — марсоход НАСА Perseverance успешно совершал посадку на Марс. Его задачей является проведение исследований с помощью некоторых компонентов предоставленных нашими европейскими партнерами, чтобы найти доказательства возможности жизни за пределами нашей планеты, и изучение тайн Вселенной.

Читайте также: 14 миллионов человек без новостей: как Австралия борется с цифровыми гигантами

В течение следующих нескольких лет — «Перси» — это (неразборчиво), но Perseverance будет перемещаться и собирать образцы с Красной планеты и складывать их, чтобы другой марсоход в рамках еще одной миссии, намеченной совместно НАСА и Европейским космическим агентством, заберет всю эту коллекцию научных чудес и доставит ее на Землю всем нам.

Вот это мы можем сделать вместе. И если наша неограниченная способность отправить нас на Марс и вернуть обратно ни о чем другом нам не говорит, то они являются свидетельством того, что мы можем справиться с любым вызовом, с которым можем столкнуться на Земле. У нас есть все, что нужно. И я хочу, чтобы вы знали, что Соединенные Штаты сделают — мы сделаем то, что зависит от нас, свою часть работы. Мы будем вас поддерживать. Мы будем бороться за наши общие ценности. Мы встретим вызовы этого нового исторического момента.

Америка вернулась. Поэтому давайте объединимся и покажем нашим праправнукам, когда они будут читать про нас, что демократия действует и работает, и вместе мы можем сделать все. Так что давайте работать.

Большое вам спасибо. Спасибо, друзья.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here